Моя крепость Образование Медицина Официально Стиль, мода, шоппинг Народные новости Вкусная жизнь Психология Афиша Спорт Семейный отдых Разное События Благотворительность Красота Интервью
Разное
Папа дома
Как журналист, стартапер и бизнесмен работают из дома с детьми

Всегда было принято считать, что карьера и «добыча мамонта» — это исключительно мужское дело. Удел женщины — заботиться о детях, готовить борщ и убирать квартиру. Последние десятилетия перевернули этот мир и теперь женщина-руководитель, женщина-политик и даже женщина-космонавт — совсем уже не редкость. И совмещать это все можно с семейным благополучием. Конечно, если рядом — настоящий любящий папа и муж.

Итак, три истории. Трех мужчин, которые дали своим женам возможность заниматься карьерой и взяли на себя заботу о ребенке.

Олег Кашин, журналист, сыну Нилу скоро три года

© KSHN/INSTAGRAM

«Я пишу за гонорары статьи о политике, то есть не хожу в офис и работаю преимущественно по ночам. Мама Нила — финансист, финансовый директор компании. Вместе живем семь лет, из них женаты пять.

Мы планировали рождение ребенка, и когда стало известно, что он появится, сразу было понятно, что начинается какой-то новый этап в жизни. Ребенок первый, поэтому эмоции были довольно сильные.

У меня не было никаких особенных идей о том, как готовиться к рождению ребенка. У моих родителей от меня осталась книга чешского автора Станислава Трчи „Мы ждем ребенка“, и я честно ее у них забрал, но ни разу не открыл — пусть все будет как будет, а о самых важных вещах скажет врач.

Поскольку из нас двоих „карьера-карьера“ есть только у жены, каких-то особенных дискуссий на тему того, кто будет сидеть с ребенком, не было. Что касается нянь и бабушек, мне (прежде всего мне) казалась и кажется неправильной идея, что к рождению ребенка полагается в нагрузку появление в семье каких-то новых людей помимо него самого.

Нил родился в феврале 2015 года в очень хорошей клинике под Женевой, я не планировал присутствовать при родах, но когда уже в последнюю минуту врач меня спросил „Ну что, пойдешь?“, я не нашел в себе сил сказать „нет“, и очень рад, что не нашел. Ребенка я увидел сразу, более того, мне его сразу же и отдали, пока жена приходила в себя; нас привели в отдельную комнату, меня раздели до пояса — это называлось „скин-ту-скин“, — ребенка положили на меня, и мы так пролежали какое-то время, привыкая друг к другу. До сих пор не можем отвыкнуть.

С первых минут жизни Нила относился к нему как к такой же личности, как и я сам. И по мере того, как он действительно стал приобретать черты личности, стало ясно, что это такое приключение на годы вперед, когда человека не просто берешь в охапку и тащишь, куда тебе нужно, а выстраиваешь с ним отношения по тем же принципам, что и со всеми другими людьми: уважаешь, убеждаешь, ссоришься, миришься и так далее. Вот об этом соотношении между родительской властью и человеческими отношениями я не думал, и сейчас мне это кажется самым интересным.

Так как существуют соцсети, необходимости рассказывать новость о рождении Нила кому-то персонально у меня не было. А как люди реагируют на детей? Фотография с ребенком в моем инстаграме до сих пор собирает раза в два больше лайков, чем без ребенка.

Жена через три месяца после родов вышла на работу. Это, на мой вкус, быстрее, чем мне хотелось бы, но более серьезным событием стал наш с ним отъезд из России, когда ему было полгода. Мы уехали вдвоем, и вот тут-то я и понял, что такое родительство на самом деле.

Раньше я не отдавал себе отчета в том, что уход за ребенком — это отдельная работа, отдельное занятие, за которое няням платят деньги не просто так. Последние три года практически все свое свободное время я провожу с Нилом, и из случившихся в моей жизни перемен я бы выделил теперь (я об этом не думал, конечно) такую вынужденную оседлость. По городу мы, допустим, перемещаемся нормально, но от дальних поездок — с выступлениями, еще по каким-то делам — я сейчас в большинстве случаев воздерживаюсь, уезжать из дома на несколько дней стало труднее. Однажды я выступал на конференции в Эстонии с ребенком на руках, это, наверное, было мило, но мило один раз — все-таки злоупотреблять такими вещами не стоит.

Работать я никогда не переставал, работал даже тогда, когда ночевал в роддоме, а что касается быта, так совпало, что в первые два года жизни Нила нам несколько раз приходилось переезжать из города в город и из страны в страну, так что бытовые проблемы были связаны с ребенком только по касательной: какие-то ситуации типа „дом завален пустыми коробками, и в одну из них залез ребенок, угадай в какую“.

Самым тяжелым был момент, когда сын заболел, подхватил ротавирус, и мы с ним дважды лежали в больнице. Жена была в командировке, и это было прямо очень сложно и в эмоциональном смысле, и в каком угодно еще. Но вообще не могу сказать, что узнал о себе что-то новое: мне хотелось быть именно таким, максимально вовлеченным в воспитание отцом, то есть удивление и разочарование было бы, если бы я вдруг обнаружил, что мне это все неинтересно и не нужно.

Я совсем не уверен в своей правоте, но если приходится выбирать, то всегда выбираю ребенка, не задумываясь, — не знаю, какие могут быть дела, которые важнее детей. Сейчас, когда жена приходит с работы и занимается сыном, у меня есть время отдохнуть — его немного, но тем оно ценнее.

У меня есть еще такое занятие, о самой возможности которого я раньше просто не знал: работаю дома телеведущим, снимая на веб-камеру передачу для телеканала „Дождь“. Стараюсь подгадывать запись к тому времени, когда сын спит днем, но это получается не всегда, и в такой ситуации особенным стрессом очень долго были включения по скайпу — когда ты не можешь прерваться, а ребенок что-то разгромил, перевернул или просто заплакал. Но это скорее из разряда „зато потом будет приятно вспомнить“, тем более что этот период, кажется, уже прошел.

В уходе за ребенком я всегда исхожу из того, что ему любое действие или что-то еще дается во много раз сложнее, чем взрослым, поэтому он всегда нуждается в моральной и прочей поддержке. Мне кажется, что я достаточно уделяю внимания Нилу, хотя я наверняка себе льщу.

Что касается советов другим родителям, вспоминаю один момент. Когда сын только родился, более опытные родители все как один говорили, что сейчас-то самый кайф, а вот когда он начнет ползать… И нехорошо посмеивались, совершенно одинаково. Что они имели в виду, я понял, когда он впервые упал с кровати. И вот, оглядываясь назад, я понимаю, что на полу нужно что-то стелить мягкое. Травм не было, но сам факт. Я как раз где-то в тот период читал мемуары вдов, например Бабеля. Ну понятно, большая интересная и трагическая жизнь, мужа убили, все дела, и при этом несколько страниц посвящено тому, что вот, родила ребенка и однажды уронила его с кровати, кошмар. Я ее понимаю».

Евгений Круглов, стартапер, дочери Алисе два года

© TAHORG/INSTAGRAM

«Сейчас я соучредитель в компании AppFollow, это сервис для мониторинга мобильных приложений. Моя жена Тоня — ученая, специалист по биологической очистке воды. Последние пять лет она аспирант в Университете Аалто в Хельсинки, в этом году планирует защититься. В свободное время Тоня занимается керлингом.

Мы познакомились в 2005 году, периодически общались, но именно встречаться начали в 2012-м, как раз когда Тоня начала свою аспирантуру в Хельсинки. Она приехала на соревнования по керлингу в Москву, я предложил встретиться, и в декабре 2013 года мы уже поженились.

Рождение ребенка мы планировали — старались подобрать такой срок, чтобы роды пришлись на лето. Мы специально готовились: сдали нужные анализы, перестали употреблять алкоголь в течение нескольких месяцев до зачатия, спланировали специальный отпуск, через месяц после которого с радостью узнали, что все было не напрасно. Это было радостное известие, но так как в это время я был в Москве, а Тоня — в Хельсинки, были и переживания, потому что хотелось быть в этот момент вместе.

Во время беременности мы не раз обсуждали, как решить вопрос заботы о ребенке. Во-первых, несмотря на то что мы уже были женаты, мы жили на два города: Москву и Хельсинки. Так что первое решение, которое мы приняли, — это мой переезд в Хельсинки. Во-вторых, из-за особенностей Тониного контракта и визовой системы в Финляндии было понятно, что она не сможет долго быть в декретном отпуске.

Забегая вперед, скажу, что Тоне пришлось выйти на работу уже через четыре с половиной месяца после рождения Алисы, хотя обычно декрет в Финляндии длится около года. Поначалу было психологически сложно, но мы довольно быстро адаптировались, и уже через пару месяцев все стало достаточно привычно.

Алиса родилась в июне 2015 года в Хельсинки. Я был вместе с Тоней, присутствовал на родах, помогал ей как мог. И увидел Алису сразу, как она появилась на свет. Ужасно перенервничал, когда акушерка мыла дочку, так как делала она это очень активно. Ребеночек такой маленький и беззащитный, а мытье показалось мне просто невероятным испытанием для только что родившегося человека. Алиса родилась поздно ночью, поэтому через какое-то время мне пришлось уехать, оставив их спать вдвоем в палате. На третий день я перевез Тоню и Алису домой.

Я начал заботиться об Алисе с самых первых дней. Поначалу это были простые действия типа убаюкать (Алиса с удовольствием спала у меня на груди) или погулять с коляской по округе. Затем сюда прибавились кормления (сцеженным молоком или молочной смесью, а позже едой, которую готовила Тоня), купания, если Тоня уходила на тренировку, и укладывания спать. До сих пор я иногда пою Алисе колыбельные, так как она к ним привыкла и просит спеть снова и снова.

Сразу после рождения работать не было никакой возможности. Я почти на два месяца выпал из всех процессов, лишь изредка пытаясь держать руку на пульсе, в основном в переписке по имейл и мессенджерам. Затем в основном работал по вечерам и ночью, когда Алиса уже спала. А утром немного высыпался, пока была такая возможность.

Тоня вышла на работу через четыре с половиной месяца после родов. Сначала это была частичная занятость, то есть она уезжала всего на пару часов. Но потом постепенно она перешла на полный график. Конечно, первое время, как только она возвращалась с работы, она была с Алисой. Тоне совсем не хотелось так резко отрываться от дочки, но просто не было выбора.

Первое время мне очень помогала Тонина мама, потом я приноровился все делать сам. Во время дневного сна мог или сделать что-то по дому, или поработать — зависело от ситуации. Во время прогулки с Алисой заходил в магазин, чтобы купить домой продуктов. Конечно, было не очень легко перестроиться на такой режим, раньше у меня никаких жестких ограничений рабочего процесса не было, и я выстраивал его так, как мне было удобно. А тут надо было адаптироваться под режим дочки. Но я знал, что это временно, до садика, то есть примерно на один год. Эта мысль помогала мириться с действительностью.

Для Тони очень важна возможность быть мобильными, путешествовать, поэтому мы сразу начали планировать будущие поездки с дочкой. Первый раз Алиса отправилась на пароме в Таллин, когда ей было три месяца.

Сначала я думал, что мы вернемся в Россию, ориентируясь на свою работу и привычный уклад жизни, но потом понял, что гораздо комфортнее и спокойнее нашей семье будет, если мы пока останемся в Финляндии. Возможно, в будущем мы изменим свое решение.

Чего я не ожидал? Наверно, что это будет так приятно и, как оказалось, не так сложно, как я представлял. Конечно, маленький ребенок требует очень много внимания, но в целом его потребности очень простые. Сейчас Алисе уже два с половиной года, она много и активно говорит, интересуется всем вокруг. И как оказалось, не всегда знаешь, что ей ответить так, чтобы она поняла объяснение. Ну и характер уже начал вовсю формироваться, это тоже сложное испытание.

Если кому-то из нас надо уехать в командировку, то мы просим наших родителей нам помочь. Чаще это Тонины родители, так как они живут в Петербурге и им просто удобнее и быстрее к нам приехать, но мои родители тоже стараются по мере возможности нас выручать. Иногда нам приходится оставлять Алису родителям и на несколько дней уезжать вдвоем. Такое случается раз в полгода, наверное. Никто из нас до сих пор не может к этому привыкнуть, но порой по-другому просто никак.

Мне всегда хотелось детей, так что я не могу сказать, что было что-то уж очень неожиданное во всем этом. Самым важным оказались такие простые навыки, как поменять подгузник, помыть ребенку попу или покормить его. Еще я не думал, что в первый год так часто — буквально каждый месяц или два — будет меняться режим дня. Просто я как-то об этом не задумывался изначально, сейчас-то это кажется вполне логичным.

Какого-то преодоления я особо не испытывал. Более того, мы оба — и Тоня, и я — понимали, что обоим нам сложно и трудно сразу адаптироваться, поэтому поддерживали друг друга как могли. Например, Тоня завела меловую табличку на кухне, где писала мне подсказки по распорядку дня и кормлению Алисы. И конечно же, она рассказывала мне все, что узнавала об уходе за детьми. Мы делились и делимся своими наблюдениями и всегда обсуждаем, что и как можно поменять в Алисином режиме.

В первые несколько месяцев мне помогла на одну треть прочитанная книжка доктора Комаровского. Из нее я узнал какие-то базовые вещи о природе поведения младенцев. А также уяснил главное правило для молодых родителей: чем ты спокойнее, тем спокойнее ребенок. Не стоит волноваться из-за всего и вся. Для ребенка нормально кричать и плакать, надо просто разобраться, что именно ему нужно в этот момент. Сейчас это все кажется естественным, но в тот момент я боялся, что могу с чем-то не справиться, и такие простые советы пришлись очень к месту.

Мои коллеги были в курсе рождения дочери. Так как у меня была маленькая компания, все на виду, мою пропажу сразу бы заметили. Свое отсутствие я планировал заранее, договорился о режиме работы и способах коммуникации. Насколько я помню, все меня в этом поддерживали и относились с полным пониманием. Конечно, это было сложно, в первую очередь и для меня самого, так как я чувствовал ответственность за свое отсутствие.

В итоге все закончилось более-менее хорошо: на момент рождения Алисы „АппФоллоу“ состоял всего из трех людей, поэтому там еще не было сложных процессов, которые могли бы сильно пострадать. Да и обязанностей у меня тогда было еще не так много. Более того, по счастливому совпадению в том же году „АппФоллоу“ прошел отбор в „Стартап Сауну“ — хельсинкский бизнес-акселератор. Анатолий и Павел, основатели компании, почти на два месяца переехали в Хельсинки, что нам очень помогло в плане коммуникаций и развития бизнеса.

Честно говоря, еще до рождения Алисы — ради работы — я жертвовал сном или личным временем. Я давно самостоятельно занимаюсь бизнесом, поэтому мне часто приходилось идти на такие компромиссы. Но вот чем я действительно пожертвовал — это занятиями айкидо. Из-за переезда я не мог больше продолжать тренироваться в клубе, в котором прозанимался с перерывами почти 12 лет. Так и не смог себя заставить начать заниматься в другом месте, хотя секции айкидо в Хельсинки, разумеется, есть.

А что касается работы, мне всегда удавалось договориться с коллегами, клиентами или партнерами так, что, например, если нужно созвониться по скайпу, мы могли это сделать, когда Алиса спит. Часто я созванивался с Алисой на руках. Она еще не умела разговаривать и просто смотрела на экран и лица незнакомых ей людей.

Очень хорошо помню радость после того, как я увидел Алису, возвратившись из двухнедельной командировки в США. Я очень скучал по ней и по Тоне. И ужасно обрадовался, когда увидел их в аэропорту. Алиса очень радостно и смешно улыбалась своими двумя передними зубами, которые только-только появились.

Я никогда не ставил работу выше потребностей дочки. Опять же, я помнил, что это все временно. Поэтому у меня не было ситуации, что надо было жертвовать вниманием к дочери ради какого-то рабочего момента. Всегда удавалось найти компромисс. К тому же мне на помощь часто приходили наши родители или сама Тоня, которая могла отпустить меня на встречу. Все дела так или иначе выстраивались вокруг режима Алисы.

Я и раньше знал, что забота о ребенке — это большой труд, а сейчас я прочувствовал очень и очень многое сам, на собственном опыте. Понял, что крайне важно то, как сами родители относятся к процессу ухода за ребенком. Если планировать вещи заранее, интересоваться процессом, то многие обязанности не покажутся такими уж сложными или странными.

В моем круге общения большинство пап — очень заботливые, все так или иначе активно участвуют в воспитании своих детей. У некоторых уже несколько детей в семье (двое и больше), так что, как мне кажется, все они воспринимают такого рода обязанности вполне адекватно.

Оглядываясь назад, думаю, что я бы не стал особо ничего менять. Все было так, как должно было быть. Разве что я бы стал раньше использовать японские подгузники — они действительно лучше всех остальных.

Семьям, которые рассматривают возможность для мужчины остаться дома заботиться о ребенке, я советую ничего не бояться, планировать активности заранее, все обсуждать и обо всем договариваться».

Иван Янклович, бизнесмен, дочери Варе два года

© MOZZY1969/INSTAGRAM

«Я — директор собственной компании по производству и поставке комплектующих для металлургических комбинатов. Моя супруга — менеджер в компании по продаже обуви собственного производства. Мы в браке три полных года, ребенка планировали и очень ждали.

Еще на этапе беременности мы с супругой понимали, что сидение дома с ребенком не для нее. Она по своей натуре очень деятельный человек, и для нее важно вести активный образ жизни. Я работаю дома с 2007 года, так что меня перспектива работать в таком формате не смущала. Так стало ясно, что я буду сидеть с ребенком. Мы также решили подстраховаться няней — еще до рождения дочери мы уже знали, что у нас будет работать проверенный человек с рекомендациями.

Варвара родилась 26 января 2017 года в Москве в обычном роддоме. По настоянию жены я не присутствовал на родах и увидел дочь только через три дня, когда забирал их с супругой из роддома.

Я сразу начал заботиться о Варе. У меня был опыт воспитания племянницы, так что ничего нового, необычного и сложного я не обнаружил. К тому же я действительно очень хотел ребенка, поэтому все заботы были мне в радость.

Няня работала у нас по пять-шесть часов пять дней в неделю. Когда Варе исполнилось пять месяцев, жена вышла на работу на полставки. Как только она оказывалась дома, она сразу же включалась в заботу о дочке. В тот момент я был больше на подхвате.

Я не прекращал работать. Подстраивал режим в соответствии с распорядком дня дочери. После того как ей исполнился год, я настоял на том, чтобы отказаться от няни. Я понял, что уже отлично справляюсь сам, к тому же дочка становилась все более активной, и мне не нравилось то, как догматично и жестко на эту активность реагирует няня.

Коллеги знали о моем решении и отнеслись с пониманием. У меня получалось никогда не жертвовать ребенком ради работы, но и каких-то профессиональных потерь в связи с активным отцовством не случилось. Если на рабочие моменты не хватило времени, я просто откладывал их на следующий день. К счастью, свой бизнес позволяет поступать таким образом.

Мне кажется, что в нашей модели воспитания ребенок получает наиболее полное внимание и уход, нежели с бабушками и тем более с няней. Сейчас Варя ходит на три с половиной часа в сад, где занимается творчеством и интересной активностью. Потом я привожу ее домой, кормлю обедом и укладываю спать. Таким образом, у меня получается работать до трех часов дня.

О родительстве я прочитал серию книг Памелы Друкерман. Это та самая автор, которая пишет про французских детей, не плюющихся едой. Мне нравится ее подход.

Мне несложно готовить — я всегда любил этим заниматься, приятно было кормить супругу, а теперь и дочь. При этом по просьбе жены вся уборка и связанные с ней процессы порядка остались на ней — ей важно держать это под своим контролем.

За все это время мне не пришлось преодолевать ничего, кроме природной лени. Зато я узнал, что я неплохой отец.

Если оглянуться назад, единственное, что я бы изменил, — это не брал бы няню и больше заботился о дочери сам.

Семьям, которые рассматривают возможность для мужчины остаться дома заботиться о ребенке, я могу сказать, что это абсолютно реально. Если есть желание, возможность вы, скорее всего, найдете.

Если честно, до этого материала и ваших вопросов я не задумывался о том, что наша ситуация какая-то исключительная и что, оказывается, не так много отцов готовы активно заниматься детьми. Теперь обещаю агитировать всех знакомых за активное вовлечение пап в заботу о ребенке».

Ну, а мы напоминаем, что поиски «Папы года» разгаре! Если ваш папа — самый лучший — скорее пишите! Заявки принимаются до 15 февраля!

Просмотров: 372
Ничего не найдено.
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться